Человеческие изобретения, первые и уникальные в своем роде. Модели созданы для развлечения, реверсивного инжиниринга и удовлетворения любопытства. Можно использовать в качестве референсов, наглядных пособий, печати 3D-моделей.

The world’s first artificial satellite by Michael Mirn on Sketchfab

4-го октября 1957-го года на земную орбиту отправился первый в мире искусственный спутник Земли. Ракета со спутником поднялась с 5-го Научно-исследовательского испытательного полигона Министерства обороны СССР, ставшего впоследствии космодромом «Байконур».

Cпутник представлял собой шар с четырьмя штырьковыми антеннами (на самом деле это две антенны, уложенные крест-накрест), передатчиком и аккумулятором.
Габариты аппарата: диаметр шара: 58 см, длинна антенн: 240 см и 290 см, вес: 83.6 кг.

Спустя 295 секунд после старта центральный блок ракеты был выведен на эллиптическую орбиту с апогеем в 947 км и перигеем в 288 км. На 315 секунде полета «Спутник» отделился от второй ступени ракеты-носителя и отправил позывные в эфир.
«Спутник» провел на орбите 92 дня, до 4-го января 1958-го года, совершил 1440 оборотов вокруг Земли, преодолел дистанцию в 60 миллионов километров.

Но главным достижением при запуске «Спутника» оказался не сам спутник, (о сложности спутника один из конструкторов ОКБ-1, Борис Черток, высказался так: «Его внутренняя электрическая схема настолько элементарна, что ее может запросто воспроизвести любой кружок юных техников». Главным достижением запуска стала ракета, Р-7, модернизированный баллистический носитель ядерных зарядов.


The world’s first motorcycle Reitwagen by Michael Mirn on Sketchfab

Готлиб Даймлер и Вильгельм Майбах познакомились в 1872-м году на предприятии Otto und Langen Gazmotoren Fabrik Deutz. Готлиб работал техническим директором, Майбах руководил конструкторским бюро. Около десяти лет инженеры активно сотрудничали друг с другом, пока в 1882-м году не покинули фабрику и не открыли собственную мастерскую по производству моторов (Даймлер являлся совладельцем патента на производство двигателей Отто).

Объединив усилия с Майбахом, изобретатели за два года усовершенствовали конструкцию двигателя, создав клапановую камеру и систему зажигания от трубки накаливания. Кроме того, Даймлеру удалось добиться невероятной по меркам паровых машин мощности и скорости вращения ротора: более 600 оборотов в минуту. Такие характеристики превратили двигатель Даймлера не только в работающий механизм, но предали изобретению практический смысл. Теперь требовалось создать колесную раму для установки двигателя.
В 1884-м году появился Reitwagen. 10 ноября 1885-го года состоялась демонстрация нового аппарата. В первый день испытаний (поездка из Каннштадта в Унтерторкхейм) сидение «самодвижущийся повозки для верховой езды» неоднократно воспламенялось из-за чрезмерного нагрева камеры сгорания, расположенной прямо под водителем, а общая протяженность маршрута не превысила трех километров.

Тем не менее, оригинальная конструкция доказала свою устойчивость и способность перемещаться в пространстве. Конструкцию запатентовали и годом позже Даймлер собрал свой первый четырехколесный автомобиль (почти одновременно с Бенцем, собравшим и запатентовавшим в 1887-м году трицикл).
Несмотря на официальный статус первого в мире мотоцикла, Reitwagen в первую очередь являлся рамой-носителем для двигателя внутреннего сгорания, разработанного Даймлером. Именно двигатели интересовали изобретателя. В дальнейшем Даймлер не возвращался к конструированию мотоциклов, сосредоточивший на разработке и улучшении двигателей внутреннего сгорания.
На протяжении нескольких лет «Рейтваген» оставался в гараже в качестве испытательного стенда, где и сгорел в 1903-м году во время Каннштадтского пожара, уничтожившего мастерские Даймлера и Майбаха.


Carmagnolle brothers diving suit by Michael Mirn on Sketchfab

Первый антропоморфный глубоководный костюм для ныряния появился в Марселе. В 1878-м году два брата, Альфонс и Теодор, продемонстрировали публике первую версию костюма: металлический прототип весом в 380 килограммов с двадцатью пятью двухдюймовыми иллюминаторами в шлеме и подвижными суставами (по шесть сегментов для руки, по четыре для ноги и двумя сегментами для пояса). Конструкция вызвала интерес и братьям выдали патент №FR132761. Однако в серию костюм не пошел, так как пропускал воду.

Спустя четыре года братья усовершенствовали изобретение: новая версия костюма получилась компактнее и легче. В шлем добавили маленький лючок для наземной вентиляции, иллюминаторов стало меньше, а между металлическими секциями появилась пропитанная жиром кожа. Сами секции подгонялись друг к другу с максимальной плотностью, для обеспечения абсолютной водонепроницаемости. На берегу костюм действительно казался пригодным для погружений, но в море сразу же набрал воды. После безуспешных попыток улучшить изделие, братья оставили водопроницаемый костюм на суше.

Сегодня изобретение Теодора и Альфонса Кармагнолле экспонируется во французском национальном морском музее в Париже, где вдохновляет посетителей монументальностью форм и общей выразительностью облика.


The world’s first atomic bomb by Michael Mirn on Sketchfab

Атомная бомба «Малыш». Подробнее о создании данного изделия можно прочесть здесь.


The bronze mirror by Michael Mirn on Sketchfab

Первыми антропогенными зеркалами стали изделия из обсидиана, полированных камней и слюды (возраст отдельных находок — до 8000 лет). С развитием металлургии зеркал стало больше. Несмотря на высокую стоимость, зеркала пользовались невероятным спросом. Для одних зеркала становились сакральными объектами, для других — экзотическими украшениями, для третьих — источником тщеславия.

Применение зеркал хорошо иллюстрируют три легенды. Первая, практическая, об Архимеде и римлянах, атаковавших Сиракузы во времена Пунических войн. Согласно преданию, Архимед использовал тысячи отполированных воинских щитов, сфокусированных на кораблях римлян, из-за чего римский флот охватил пожар (однако город все равно был взят, а Архимед убит). Сакральность зеркалу сообщает легенда о медузе Горгоне и зеркальном щите Персея. Как известно, непобедимая медуза погибла от взгляда на собственное отражение. Наконец, прекрасный Нарцисс, ставшим олицетворением тщеславия. Нарцисс настолько увлекся созерцанием собственного отражения в ручье, что превратиться в камень.


The world’s first Printing Press by Michael Mirn on Sketchfab

Массовая печать возникла после появления печатного пресса Гуттенберга, сумевшего объединить разрозненные практики и сделать книгопечатание простым, доступным и дешевым производством. Иоганн Гуттенберг родился в начале 15-го века. Получил профессию ювелира и проживал в Страсбурге, занимаясь изготовлением зеркал и шлифовкой драгоценных камней. По свидетельству очевидцев, уже в 1438-м году в мастерской Гуттенберга велась работа над прообразом печатного пресса.

В 1448-м году Гуттенберг переехал в Майнц, где взял в кредит 1 600 гульденов для разработки механизма, описание которого составляло коммерческую тайну.
Кредиторами Иоганна стали кузен Арнольд Гельтус и майнцский купец Иоганн Фуст. Для печатного станка Гуттенбергу требовался механизм с равномерным давлением по площади листа. С подвижной кареткой для перемещения стола с набором. С точной фиксацией бумаги над литерами текста. С наборной кассой, допускающей создание сотен и тысяч отпечатков без деформации литер.

Иоганн использовал сплав из свинца, олова и сурьмы. Сплав обладал высокой текучестью для заполнения литейных форм и прочностью, необходимой для печати. Для типографской краски использовалась смесь из масла и письменных чернил. За основу пресса Иоганн взял винодельческий пресс, которой снабдил кареткой с ременной передачей. Главным изобретением Гуттенберга стало создание шрифта для наборной кассы. Используя небольшой набор символов, печатник мог создавать любые тексты в произвольных количествах.
Для изготовления одной литеры мастер гравировал выпуклое, зеркальное изображение печатного знака на торце металлического бруска — пуансона. Затем пуансон вдавливался в мягкую медь, с которой производилась отливка литеры. Так создавалась матрица буквы. С помощью одного пуансона можно было с легкостью получить дополнительные матрицы, а с каждой матрицы отлить необходимое количество литер.

В середине пятнадцатого века в свет вышли первые работы типографии. Ими стали календари, индульгенции, латинская грамматика Элия Доната.
В 1454-м году была напечатана главная книга Гуттенберга — Библия. Два фолианта по тысяча двести восемьдесят две страницы c набором в сорок две линии.
В 1455-м году Иоганн Фуст потребовал возвращения долга с процентами и подал на Гуттенберга в суд. Петер Шеффер, лучший печатник Гуттенберга, свидетельствовал против последнего в суде. По решению суда типография со всем оборудованием, шрифтами и набором Библии перешла к Фусту.
Фуст нанял Петера, бывшего печатника Гуттенберга, и продолжил успешную деятельность типографии. Петер Шеффер женился на дочери Иоганна Фуста, их сыновья, Иоганн и Петер младший, также посвятили свои жизни книгопечатанию.

Гуттенберга выслали из Майнца и только за три года до смерти книгопечатнику разрешили вернуться в город. Иоганн поступил на службу к архиепископу Наусаутскому и выпустил еще несколько книг. 3-го февраля 1468-го года Иоганн Гуттенберг умер в Майнце.
До появления печатного пресса книги переписывались вручную и являлись собственностью церкви и аристократии. В средневековой Европе насчитывалось около 30 000 книг, которые относились к редким артефактам, реликвиям, достоянию избранных господ. Благодаря изобретению Гуттенберга в 1500-м году в Европе насчитывалось более 9 миллионов книг, что в известной степени раскрепостило сознание общества.


The invention of the heliography by Michael Mirn on Sketchfab

Джозеф Нисефор Ньепс родился в 1765-м году в Бургундии, Франция. В 1821-м году Ньепс изучал свойства сирийского асфальта. Для получения изображения Джозеф смешал асфальт с лавандовым маслом и обработал этой смесью поверхность медной пластины. Ньепс назвал этот процесс «гелиографией». В 1822-м году Ньепс объявил о получении первых изображений.

В том же году Луи Жак Дагер, декоратор Парижской оперы, представил парижанам новую диораму. Дагер мечтал о возможности зафиксировать изображение. Страсть была настолько сильна, что в диорамном зале была открыта мастерская. Луи с энтузиазмом принялся за работу, познакомившись в ходе экспериментов со многими выдающимися оптиками своего времени. Так Дагер узнал об успешных экспериментах Жозефа Ньепса. 14-го декабря 1829-го года Жозеф Ньепс предложил Дагеру контракт.
5-го июля 1833-го года Жозеф Ньепс умер. Еще через пять лет Дагер завершил создание технологии, которой он дал свое собственное название.