Для начала — про оригинал.

Оригинальная трилогия строилась вокруг Макса Ротокански, героя Мэла Гибсона, офицера Силового патруля, который разъезжал на казенном Ford Falcon XB Sedan (а позже на Ford Falcon GT XB Hardtop V8 объемом 5,8 литра) охотился на преступников, уничтожал злодеев и служил правопорядку в разрушенном, угасающем мире бесправия и хаоса.
Мир, в котором жил Ротокански, к финалу первой части являлся отражением того, что происходило в душе Макса. Герой Гибсона потерял жену и ребенка. Как и мир вокруг, герой оказался на краю метафизической пропасти. В фильме наблюдалась содержательная рифма: реальность, формирующая главного героя, и герой, как отражение реальности. И Максу, и миру требовалось возрождение, второй шанс, возможность начать заново. В этом фантоме человечности, в надежде на спасение и заключался мета-сюжет «Безумного Макса». Каждое действие, каждая погоня, эффектная сцена могла рассматриваться зрителем как развлекательный элемент, но являлась шагом в определенном направлении: в сторону гибели или спасения.

Оригинальная трилогия собрала свыше 70 миллионов долларов в мировом прокате при стоимости около 10 миллионов (первый фильм обошелся в 350 000 долларов, собрав девять миллионов).
Естественно, такую франшизу в эпоху ip-mining’а пожелали возродить. В 2015-м году Миллер срежиссировал «Дорогу ярости», а в 2024-м — «Фуриосу».

«Дорогу ярости» снимали в то время, когда белый мужчина-протагонист становился нетипичным (положительным) героем для Голливуда. Тим Миллер это понимал. В «Дороге ярости» Миллер ироничный образ: в самом начале фильма Макса взяли в плен, надели намордник, подвесили на стойке к автомобилю и превратили в кровяной мешок для одного из водителей Несмертного Джо.

Образ получился отличный. Кинематографический Том Харди питал своей высоко-октановой кровью анемичного Накса так, как Макс питал своим именем угасшую франшизу. Макс требовался исключительно для возбуждения зрительской памяти. Кровяной мешок Ротокански отправил «Дорогу ярости» на экраны кинотеатров, накачивая публику ностальгией и воспоминаниями.
Основную роль в фильме исполняла Фуриоса, персонаж Шарлиз Терон. Сюжет строился вокруг планов Фуриосы. События на экране развивались из-за действий Фуриосы. Макс из плена вырвался благодаря побегу Фуриосы. Военачальник Фуриоса определяла движение боевой фуры, за которой гналась армада Несмертного Джо.

Макс оказался случайным персонажем в собственном мире, пленником, лишенным голоса в новой реальности. Пусть обратный путь в Цитадель совершился по инициативе Макса, но история фильма — история Фуриосы.

При этом «Дорога ярости» был очень динамично и красиво снят. Джон Сил, оскароносный оператор Миллера, выполнил работу безупречно. Можно выключить звук — фильм все равно захочется смотреть.
Следует похвалить и работу художников-постановщиков. «Дорога ярости» — зрелищный фильм и в нем есть всё, что требуется хорошему зрелищу. Специальные эффекты, пылевые бури, динамичные погони. Цитадель, каньон, болота, бесконечная гонка до последнего литра горючего. Функциональные конструкции автомобилей, яркая внешность персонажей, уникальные фракции.
За фильмом интересно наблюдать. При всей сюжетной примитивности — движение из пункта «А» в пункт «Б» и обратно — картина удерживает внимание зрителя живописными планами и продуманным, живым миром.

Фильм 2015-го года в прокате выступил скромно. Бюджет в 150 миллионов не отбился, сборы составили всего 380 миллионов, из которых на домашнюю кассу пришлось 150. То есть после проката к студиям вернулось лишь 125 миллионов. Но картину ждал профессиональный успех. «Дорога ярости» получила шесть премий «Оскар»: за звук, грим, монтаж, костюмы, работу художников и монтаж звука. За визуальные эффект премия досталась Ex Machina (академики, что тут скажешь).
Кроме того, зрители полюбили фильм. И выразили настойчивое желание посмотреть на мир Макса ещё. Тим Миллер решил не спешить и взял паузу в десять лет.

За десять лет Тим принял несколько оригинальных решений.
Во-первых, Тим решил, что миру Безумного Макса не нужен Макс.
Во-вторых, Тим решил, что следует увеличить бюджет.
В-третьих, Тим решил, что два с половиной часа — это хорошая продолжительность фильма о второстепенном персонаже.
В-четвертых, Тим решил, что героиней картины должна стать Фуриоса. Военачальник Несмертного Джо, о которой и так все известно: она потеряет руку, она выживет, она окажется в Цитадели.

В результате получилась «Фуриоса». Или не получилась

Одним из несомненных минусов «Фуриосы» является смена оператора. Джон Сил очень хорошо выполнил свою работу в «Дороге ярости» и подарил зрителю множество запоминающихся ракурсов, композиций, планов и сцен. «Дорога ярости», при всей содержательной схематичности, погружала зрителя в визуальную экзальтацию. В «Фуриосе» оператором работал Саймон Дагган, сумевший потерять магию Безумного Макса. Для зрелищного фильма отсутствие картинки — значимый минус. Ведь если нет смысла, обязательно должно быть красиво. Но в «Фуриосе» красивого мало.

Мало в фильме и самой Фуриосы. Из 148 минут хронометража, первые пятьдесят отводятся Фуриосе-ребенку, которую сперва крадут, затем спасают, затем снова присваивают и передают из рук в руки. Фактически, это история Дементоса, второстепенного персонажа и главного антагониста.

В фильме мало логики. При отсутствии красивой картинки — это страшный минус. Без красоты глупость звучит оглушительно. Сценаристы слишком часто и слишком явно заставляют героев делать то, что требует сюжет, а не здравый смысл. Возможно, отсутствие логики — следствие 148-дневной забастовки сценаристов, прошедшей в 2023-м году, но фильму такое оправдание не помогает.

В фильме много сильных женщин. При этом совершенно непонятен источник их силы. Если Макс Ротокански работал в полиции, обладал профессиональными навыками, знал, благодаря подготовке и опыту, как себя вести при встрече с опасностью, то мирные жители Зеленых земель обладают специальной подготовкой просто так. Кто эти отважные ботаники? Почему одинокая мать метко стреляет из винтовки, прекрасно сражается, виртуозно управляет мотоциклом, с легкостью убивает пару десятков бойцов?
Почему Тысячи матерей не захватили Пустошь с такими навыками? Почему не истребили все зло? Кому и зачем нужны Зеленые земли?
Но и Зеленые земли забываются очень быстро. Земли необходимы для завязки сюжета и для мостика к фильму 2015-го года. В остальном хронометраже — это случайный мотив, необходимый для контакта Джека и Фуриосы.

Наконец, почему Дементус, теряющий контроль над Топливным городом, сумел захватить Свинцовую ферму? Как можно терять контроль над Топливным городом, но захватить главный источник боеприпасов? Как можно проиграть в сорокадневной войне, управляя и Топливным городом, и Свинцовой фермой?

На эти вопросы ответов нет. Как нет и потрясающей хореографии, запоминающихся погонь, интересных персонажей, визуальных находок. Редкие моменты, что обращают на себя внимание, повторяют выигрышные эпизоды из «Дороги Ярости».

Фильм оставляет грустное послевкусие. Фильм почти удался, почти не опустил планку, почти оказался хорошим.
Это история о мести, в которой заранее известно, что героиня отомстит.
И какое-то количество фансервиса.

К слову, премьера фильма прошла с оглушительным провалом. 168-миллионный эпик показал самые скромные результаты за всю историю Дня памяти, национального праздника в США, отмечаемого в последний понедельник мая (длинные выходные, иначе говоря).
Домашние сборы составили чуть более тридцати миллионов (прогнозы говорил о шестидесяти или восьмидесяти миллионах). Студия Warner Bros. получила около пятнадцати.

В чем причина провала? Может быть, в том, что теперь в мире Безумного Макса нет Макса, а история про человека, бегущего от призраков прошлого, превратилась в историю о сильной женщине в мире токсичной маскулинности? По мнению аналитиков — нет, ни в коем случае. Кинотеатры изжили себя, в этом все дело.