Бронзовое зеркало

Первым зеркалом для человека стала поверхность воды. Но с поверхности воды история зеркала только началась.
Телевизоров в палеолите еще не было, а зрители уже появились, аудитории требовалась картинка для отвлечения от тягот пещерной жизни. Первыми антропогенными зеркалами стали изделия из обсидиана, полированных камней и слюды (возраст отдельных находок — до 8000 лет).
С развитием металлургии зеркал стало больше. Несмотря на высокую стоимость, зеркала пользовались невероятным спросом. Для одних зеркала становились сакральными объектами, для других — экзотическими украшениями, для третьих — источником тщеславия.

Применение зеркал хорошо иллюстрируют три легенды. Первая, практическая, об Архимеде и римлянах, атаковавших Сиракузы во времена Пунических войн. Согласно преданию, Архимед использовал тысячи отполированных воинских щитов, сфокусированных на кораблях римлян, из-за чего римский флот охватил пожар (однако город все равно был взят, а Архимед убит).
Сакральность зеркалу сообщает легенда о медузе Горгоне и зеркальном щите Персея. Как известно, непобедимая медуза погибла от взгляда на собственное отражение.
Наконец, прекрасный Нарцисс, ставшим олицетворением тщеславия. Нарцисс настолько увлекся созерцанием собственного отражения в ручье, что превратиться в камень.

Зеркала применялись (и применяются) в маяках, всегда ценились среди модников и модниц, использовались как украшения для царствующих персон. Если Солнце — Ра — является верховным правителем неба, логично предположить, что человек, украсивший себя зеркалами и отражающий блеск светила, является правителем Земли.
К первому веку новой эры римляне научились покрывать металлическую пластину стеклом, что защищало металл от окиси и помутнения, сообщая отражению дополнительную глубину. И здесь же технология изготовления зеркал остановилась почти на 500 лет.

По мере заката античного мира и расцвета христианской традиции, зеркала выходили из обихода. В отличии от античности, воспевавшей красоту человека, христианский мир осуждал греховные прелести тела. Зеркала объявили искусом дьявола, как, в прочем, и многие иные вещи, сгинувшие в Темных веках.
Вновь зеркала появились уже в средневековой Европе, по иронии, благодаря монаху Джону Пекаму, описавшему в 1279-м году способ нанесения на стекло тонкого слоя олова.
Алхимикам, непоседливым фантазерам, изобретавшим то философский камень, то эликсир бессмертия, то магические формулы для спиритических сеансов, очень понравилось новаторство Пекама. Благодаря Пекаму в арсенале алхимиков появились зеркальные сферы: расплавленное олово заливали в стеклянную колбу, расплескивали металл по стенкам, затем стекло разбивали и получившимися осколками фокусировали течения астральных энергий, наполняя монаршие умы мистицизмом, а собственные карманы — деньгами.

Модель сделана на основе египетского зеркала 18 династии Нового царства, 16 век до новой эры.
Модель сделана на основе египетского зеркала 18 династии Нового царства, 16 век до новой эры.

Деньги доставались не только алхимикам, но и мастерам-стеклодувам, и, конечно, государству-монополисту, хранившему в тайне тонкости ремесла.
В 1291-м году стекольные мастерские перенесли на территорию единственного острова — Мурано, ставшего на долгие годы источником барыша для венецианских правителей.
В 1450-м году Анджело Беровиеро значительно поднял стоимость зеркальной продукции, найдя состав хрусталя, сообщившего зеркалам невиданную чистоту и ясность. После такого венецианскому дожу пришлось издать указ, запретивший мастерам-стеклодувам покидать страну.

В 1507-м году братья Андреа и Доменико дель Галло предложили вместо чистого олова использовать ртутно-оловянную амальгаму. Отражающая способность ртутных зеркал оказалась значительно лучше оловянных, из-за чего, несмотря на опасность отравления ртутными парами, находка братьев закрепилась в ремесленной практике.
Кроме ртути венецианские мастера экспериментировали и с другими металлами, добавляя в отражающее покрытие бронзу или золото. Так отражение становилось привлекательнее оригинала, что, разумеется, поднимало цену изделия.
Венецианское зеркало равнялось по стоимости торговому судну или поместью, при том, что для производства зеркала требовалось немножко ртути, немножко олова, несколько листов бумаги для получения амальгамы и раскатанный в пластину стеклянный валик. Оправы для зеркал часто изготавливали из драгоценных металлов, украшали затейливой резьбой и драгоценными камнями. Но себестоимость зеркала, ради которого создавалась оправа, оставалась низкой. Рыночная стоимость зеркала 100 * 65 см составляла 8000 ливров. Картина Рафаэля такого же размера стоила всего 3000 ливров. Возможно, именно эта несправедливость побудила знаменитого живописца оставить Венецию и перебраться в 1508-м году в Рим.
Особенную страсть к зеркалам питали французские правители.
Известен заказ французской королевы Марии Медичи на 119 зеркал для оформления личного кабинета. Стоимость заказа была столь высока, что муранские мастера бесплатно изготовили для королевы 120-е зеркало, инкрустированное ониксами, агатами и драгоценными камнями. По сумасбродству данная затея сравнима со строительством Ледяного дворца Анны Иоанновны, воздвигнутым на Неве для свадьбы князя Голицына. Правда, дворец растаял, а зеркала сохранились. 120-е зеркало Медичи сегодня находится в Лувре и считается самым дорогим в мире.

Французские аристократы, чтобы не выпадать из тренда, вынуждены были щеголять зеркалами на балах и приемах, соревнуясь в стоимости оправ и драгоценных камней. Самым роскошным получился наряд Анны Австрийской, матери Людовика XIV, явившейся на бал в «зеркальном» платье. Платье вызвало небывалый фурор при дворе, более всего впечатлив французского министра финансов Жана Батиста Кольбера, увидевшего в мягком отблеске зеркал грядущее разорение Франции.

Оригинальное зеркало Кариатид находится в коллекции художественного музея Кливленда.
Оригинальное зеркало Кариатид находится в коллекции художественного музея Кливленда.

Почти полтора столетия Венеция процветала на зеркальной монополии. Торговля муранским стеклом наполняла государственную казну золотом, а соседние страны — завистью, коварством и перспективами банкротства.
Особенно коварным оказался Людовик XIV. Страстный коллекционер зеркал, король все-таки прислушался к доводам Кольбера, потратив золото и бриллианты не на новую партию венецианских изделий, а на подкуп четырех муранских мастеров, тайно вывезенных во Францию вместе с семьями.
Венеции поступок Людовика совершенно не понравился. Венеция даже рекомендовала мастерам немедленно вернуться домой, если мастера желают умереть от старости. Но стеклодувы понадеялись на защиту Франции и некоторое время действительно жили очень хорошо, пока не начали умирать.
Впрочем, история муранских мастеров — отдельный детективный сюжет, полный интриг и драматических событий, о котором следует писать отдельно.
Итогом действий Людовика стало заимствование венецианской технологии по изготовлению зеркал. Более того, французы улучшили качество продукции, научившись заливать зеркала расплавленным стеклом.

В 1665-м году в Тур де Виле открылась первая французская зеркальная мануфактура, выполнившая неслыханный по объему заказ: семидесяти трех метровая галерея в Версале была полностью украшена 306 зеркалами французского производства. Цены на зеркала начали стремительно падать, в 18-м веке зеркалами владели более 2/3 парижан.

В 1835-м году немецкий химик Юстус фон Либих предложил использовать серебро вместо ртути, избавив стеклодувов от токсичных паров. Производство зеркал стало чистым, но серебряные зеркала обладали недостатком — тускнели со временем. Поэтому следующим — и последним — технологическим шагом стала замена серебряного покрытия на алюминиевый конденсат.
Именно таким зеркалом пользуется сегодня большинство людей.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *