Хрустальный череп Митчелла-Хеджеса

— У меня есть причины скрывать, как я обрел эту вещь.
Фредерик Митчел-Хеджес, «Опасность — мой союзник».

Легенда:
История хрустального черепа началась в 1924 году, когда английский путешественник и писатель Фредерик Митчелл-Хеджес с дочерью Анной прибыл на раскопки Лубаантуна, древнего города майя, расположенного в Белизе, Гондурас.
Согласно версии Фредерика, во время раскопок Анна решила подняться на вершину пирамиды. Солнце стояло в зените, лучи падали на поверхность постройки и отражались от таинственного предмета, сиявшего в глубине пирамиды. Именно этот предмет и заметила Анна, оказавшись на вершине.
Предмет находился в глубоком разломе, слишком узком для взрослого человека. Чтобы извлечь находку на поверхность, юную Анну обвязали канатом и опустили в пролом. В глубине пирамиды девочка обнаружила хрустальный череп без нижней челюсти, а при повторном спуске нашла нижнюю челюсть.
Так миру явилось древнее наследие исчезнувшей цивилизации — хрустальный череп майя.
В автобиографии Митчел-Хеджес так описывал череп: «Возраст находки не менее 3600 лет. Согласно легенде, черепом владел Верховный жрец майя. Артефакт является воплощением абсолютного зла, в природу которого я не желаю углубляться».

Реальность:
В 1898-м году Британский музей приобрел у ювелирной компании Tiffany & Co. хрустальный череп, ставший прототипом для копии, позднее известной как череп Митчелла-Хеджеса.
Из истории хрустальных черепов известно следующее: некий Юджин Бобан (Eugene Boban), состоявший археологическим советником при мексиканском императоре Максимилиане (и специализирующийся на наследии ацтеков и продаже подделок), продал первый хрустальный череп частному коллекционеру Альфонсу Пинарту (Alphonse Pinart). Пинарт избавился от черепа в 1878 году после экспертизы, установившей современное происхождение артефакта. Именно тогда начали появляться станки, допускавшие подобную обработку хрусталя и музеи наводнили «хрустальные артефакты». Из рук Альфонса череп перешел в собственность музея, собирающего «находки древности», и стал известен как парижский «розовый» череп, впоследствии разбитый.

Второй хрустальный череп ювелирная компания Tiffany& Co. купила непосредственно у Бобана (именно этот череп позднее приобрел Британский музей). Замечательно, что второй череп Бобан привез в Нью-Йорк после неудачной попытки продать этот же экземпляр Мексиканскому национальному музею, разоблачившему подделку, из-за чего Бобан спешно покинул страну.
Поздняя повторная экспертиза также подтвердила современное происхождение «британского» экземпляра, но в начале двадцатого века подобное изделие могло сойти за оригинал и демонстрировалось посетителям музея.

Также известно о «черепе Гиммлера» — третьем хрустальном артефакте, обнаруженным в 1945-м году в Баварии. Находка не только позволяет судить о тиражности упомянутых хрустальных изделий, но и допускать наличие производственной технологии (о тонкостях которой, возможно, было известно самому Юджену Бобану).

Обстоятельства копирования хрустального черепа и автор копии не установлены, но известно, что первым владельцем черепа (т. е. копии «британского»), позднее названного черепом Митчелла-Хеджеса, являлся Сидни Бaрни (Sidney Burnie), школьный друг Фредерика. Сидни неоднократно пытался продать подделку собирателям экзотических древностей, пока, наконец, в 1943-м году не реализовал череп на аукционе Sotheby’s частному покупателю. Покупателем оказался Фредерик Митчелл-Хеджес.
После аукциона Фредерик написал письмо брату, в котором выразил восхищение покупкой: «Череп вырезан из цельного куска прозрачного хрусталя, в натуральную величину; исследователи указывают на датировку в 1800 лет до н.э., полагают, что для изготовления черепа требовался непрерывный труд пяти поколений. Череп безупречен в анатомическом строении и является образцом непревзойденного мастерства. Миру известен еще один подобный экземпляр, в Британском музее, но тот более низкого качества».

Пять лет спустя, в 1948-м году, в местной газете появилась заметка с подробным описанием экспедиции в Центральную Америку, удивительных раскопках Лубаантуна и счастливой находке.
Следует отметить, что Митчелл-Хеджес печатался в местных газетах и обладал определенной известностью в качестве автора занимательных историй (в которых играл главную роль). Дополняет портрет естествоиспытателя и автобиография Фредерика, труд под названием «Опасность — мой союзник» (Danger is my Ally). Произведение описывает многочисленные приключения автора, путешествие к далеким землям, участие в сражениях и прочие подвиги (ни один из которых не подтвердился).
Что касается письма, отправленного брату, то Анна, дочь Фредерика, так объясняет ситуацию: «Раньше, до появления сигнализаций, ценные вещи оставляли на хранение друзьям. В особенности, покидая страну на долгое время. Митчелл-Хеджес так и поступил с черепом, отдав артефакт школьному другу, Сидни Барни, проявлявшему неизменный интерес к находке. Однако, в 1943-м году, по неизвестным причинам, Барни выставил череп на торги Sotheby’s. Фредерик узнал о торгах за день до аукциона и, не имея возможности связаться с Барни, на следующий день спешно отправился выкупать свою собственность. Хозяин торгов уведомил Фредерика, что владельцем лота является сын Барни и отказался снять лот с продажи. Тогда Митчелл-Хеджес выкупил череп за 400 фунтов».
Насколько эта история согласуется с логикой и реальностью — судить читателю.

После смерти Митчелла-Хеджеса в 1959-м году, череп перешел в руки Анны, приемной дочери Фредерика. Анна наняла Френка Дорланда (Frank Dorland), торговца произведениями искусства, для возбуждения интереса у публики и дальнейшей успешной продажи бесценного артефакта. Дорланд ранее работал с Митчеллом-Хеджесом, помогая Фредерику в реализации одного из экспонатов коллекции, оказавшегося подделкой.
В 1964-м году Анна и Френк Дорланд заключили соглашение, отметившее минимальную стоимость черепа при продаже — 50 000 долларов — и обязательство Френка выступать в качестве рекламного агента.
Затем Дорланд постарался придать истории респектабельный флер, полностью изменив обстоятельства обнаружения черепа. Именно после заключения договора Анна начала утверждать, что череп найден ей, а не отцом, в день своего семнадцатилетия, 1-го января 1924-го года. Данное заявление автоматически сделало Анну единственным человеком, способным подтвердить происхождение хрустального черепа и обозначить историю предмета, необходимую любому покупателю, в особенности — музею.
Затем Дорланд оплатил выпуск двух книг под авторством Дика Гарвина (Dick Garvin), описывавших паракосмические свойства хрустального черепа и способствовавших разжиганию интереса к объекту продажи.
Сам Дорланд в это же время занимался популяризацией теорий о таинственной внеземной библиотеке, зашифрованной в глубинах адамовой головы, скрытых линзах в кристаллическом материале и прочей фокусировке.
Затем, на протяжении долгих лет, Анна и Дорланд пытались продать череп Митчелла-Хеджеса, но музеи не соглашались на проведение сделки без предварительной экспертизы. По иронии, хрустальный череп едва не был приобретен Британским музеем, но администрация музея своевременно ознакомилась с историей предмета и отказалась от покупки. Все это время Анна отказывалась от проведения экспертизы, совершая туры по Америке и демонстрируя хрустальный череп публике.
В 2007-м году, после смерти Анны, вдовец Митчелл-Хеджес отправил артефакт на исследование в Смитсоновский национальный музей естественной истории. Эксперт заключил следующее: изделие изготовлено на современном оборудовании, материал имеет характерные следы обработки и шлифования.

Дополнительные вопросы:

Почему Лубаантун?
Название города переводится как «Место упавших камней».
Впервые город упоминается властями британской колониальной миссии в конце 18-го века.
В 1903-м году губернатор британского Гондураса поручает доктору Томасу Ганну (Thomas Gann) произвести осмотр города. Ганн выполняет осмотр и заключает, что Лубаантун играл значительную роль в жизни майанской империи.
В 1915-м году раскопки продолжаются под началом профессора Гарвардского университета Р. Мервина (R. Mervin). Профессор откапывает три барельефа с изображениями игроков в мяч и площадку для игры.
В 1924-м году Ганн возвращается для продолжения раскопок. Ганна сопровождает Фредерик Митчелл-Хеджес.

Почему череп Митчелла-Хеджеса?
Череп Митчелл-Хеджеса долгое время сохранял статус истинного артефакта из-за отказа Анны Митчелл-Хеджес в проведении экспертизы.
Всего известно три хрустальных черепа, чье исполнение заметно отличалось от прочих известных ритуальных черепов майя: нефритовых, жадеитовых, опаловых. Последние черепа вытачивались цельными, с грубой, примитивной обработкой и явными нарушениями лицевого скелета.
Анатомические хрустальные черепа (парижский, британский, Гиммлера) обладали съемной нижней челюстью и были изготовлены с соблюдением мельчайших деталей костного рельефа. Однако каждый из черепов был разоблачен как подделка и первый, «парижский», со временем утрачен.

P.S. Существует версия, рассматривающая Митчелла-Хеджеса в качестве британского шпиона, скрытого под обликом незадачливого авантюриста и писаки. Для людей, знакомых с литературными дарованиями Англии (начиная от Яна Флиминга и заканчивая Сомерсетом Моэмом), данное предположение вряд ли окажется невероятным.
Однако данный очерк описывает судьбу хрустального черепа, а не хозяина находки. Поэтому текст ограничится обозначенной темой.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *