Жизнь на планете Земля

У бездны на краю

Искусство установило связь между человеком разумным и гармонией естественного мира. Но для чего требовалась человеку такая связь? 
Что наблюдал человек палеолита, разглядывая в небе тысячи звездных огней? Загоравшихся снова и снова в бездонной мгле, парящих над тяготами и невзгодами человеческой жизни: смертями, болезнями, голодом. Что чувствовал человек, глядя на безгранье космоса?

Вечность не пренадлежала человеческому миру, в котором жизнь протекала так быстро и была так хрупка. Как не принадлежала и вся ойкумена, дающая пищу, одежду, кров, но не ставшая для человека частью внутреннего «я».

Да, человеческая обособленность и одновременная тяга к вечному миру создали искусство, а затем и культуру, как совокупность выразительных средств и практик, характерных для отдельного племени, народа, расы. Но искусство являлось лишь инструментом, частью бОльшего. От каждого народа, даже самого примитивного и малочисленного, через культуру протянулась нить к вечности, соединившая, как родовая пуповина, мир праха и мир звезд. 

Так каждый народ создавал собственные легенды, мифологию, космогонию, развивая язык для общения с безмолвным. И у каждого народа такая нить являлась не только связью с сакральным, но и спасительным якорем, культурным фундаментом, на котором строились принципы организации общества: обычаи, традиции, заветы, представления о правде и кривде, о добре и зле, о справедливости и беззаконии.
Что произойдет, если такой культурный фундамент исчезнет, если язык общения с вечностью окажется забыт и человек останется наедине с бесконечной тьмой?
Как быстро народ потеряет себя, метафизическую опору под ногами и исчезнет с лица Земли?

Одна из проблем российской культуры — оторванность от метафизического фундамента. Российские деятели кино, телевидения, эстрады действуют по лекалам чужого мировосприятия, заимствуя культурные образы и ценности, и по этой причине не могут произвести ничего достойного, вызывающего у своего, русского человека искренний отклик в душе.

Конечно, есть одиночки, гнущие свою линию в рамках самиздата, свободного творчества, родного села. И счастье найти автора, поэта, музыканта, умеющего сказать родное слово на родном языке, успевшего достаточно развиться, чтобы сказанное не оказалось тревиальным повторением прошлого или бунтом взросления.
Но официальная, массовая, государственная культура бесконечна далека от поддержки таких людей, от самого общества, которому, строго говоря, культура и должна транслироваться в первую очередь.
От чего же такая какафония и разлад, такое количество трупов в творческих колыбелях?
От того, что творцу необходимо верить в свой труд, в то, что он делает, необходимо чувствовать правду в кадре, в слове, в мелодии. Почитайте о жизни Ломоносова — как человек развивал и привозносил науку. Послушайте песни Высоцкого — как человек писал и пел. Посмотрите на игру Янковского, Тихонова, Евстигнеева — как люди играли, не просто проживая образ в рамке, но синтезируя жизненный опыт своего человека со временем, культурой, жизнями других людей.
В поиске и точном выражении такой правды и заключаются муки и радость творчества. Но современная российская культура оторвана от правды, от собственных корней, и по этой причине бессильна.

Сообщения