Жизнь на планете Земля

Теория доктора Гутенберга

Гостинная с камином. Редкие щелчки дров в камине нарушают вечернюю тишину. Два господина выкуривают сигары и читают газеты, расположившись в глубоких креслах.

Первый господин, откладывая газету:
— Вы знакомы с исследованием, установившим, что у населения Земли всего десять предков по мужской линии и восемнадцать по женской? Миллиарды современных людей произошли от десяти отцов и восемнадцати матерей. Представляете, каким запасом сил обладали первые двадцать восемь человек, как хотели жить?
(Делает паузу)
— На ум приходят истории о гигантах, о людях, живших тысячи лет, о легендарных героях, наследниках богов. Но человечество множилось и с каждым поколением души мельчали. Огонь сердец угасал, превращаясь в холодные угли.
Второй господин:
— Но как человек, обладающий меньшим огнем, достиг сегодняшних высот? Бродить по саванне с берцовой костью в руке или создать ядерный реактор — что сложнее?

Собеседник затягивается сигарой и выпускает облако дыма.

Второй господин продолжает:
— На мой взгляд, ошибка в утверждении, что душа — феномен изначальный и неподвластный человеку. Что человек способен породить физическую оболочку, но бессилен одухотворить ее, что душа обязана отдать часть собственной энергии, разделиться и повторять распад с каждым поколением. Помыслите: что останется от начальных двадцати восьми душ, разделенных на десять миллиардов частиц? Двадцать? Может быть есть иное объяснение?
— Например?
— Например, что душ гораздо больше: не восемь и не двадцать восемь. Что человечество, к которому мы принадлежим, не первое. Что Земля окружена сонмом энергий, рождающихся снова и снова в различных телах, временах и формах. Ваша теория исключает пассионарность человеческого духа, моя же, напротив, объясняет ее. Представьте бесконечный хоровод призраков, обладающих колоссальным опытом, жаждущих вернуться на Землю. Мы для них — двери в новую жизнь, а не погасший огонь.

Первый господин смотрит на пламя в камине, затем вновь раскрывает газету.
Беседа прекращается.

Сообщения